Анатолий, г. Каменец-Подольский



Журналист: Представьтесь, пожалуйста.

Анатолий: Зовут меня Анатолий. По профессии я художник. Вы тут видите мои картины. Что еще Вас интересует?

Журналист: Анатолий, скажите, пожалуйста, что для Вас Украина? С чем ассоциируется? Что Вы чувствуете, когда произносите или слышите это слово?

Анатолий: Чтобы не быть каким-то пафосным, я скажу так откровенно, что для меня Украина это что-то святое. Это как мать, отец, как мои дети, родственники, друзья. Могилы моих дедов, прадедов, моя история моего народа. Это для меня Украина, это самая родная земля. Она как для человека, который тут родился и жил, где живут мои дети, внуки, правнуки уже. Это для меня есть Украина. Так коротко.

Журналист: Спасибо. Скажите, пожалуйста, а что значит гражданин Украины для Вас? Что Вы вкладываете в эти слова?

Анатолий: Ну, слово «гражданин Украины» должно быть достаточно весомым. Гражданин Украины - это, в первую очередь должен быть патриот Украины. И все, что у нас нехорошо, должно его ранить. И он должен прикладывать усилия, чтобы стало лучше. Лучше в разных аспектах - как в духовной жизни людей, в экономике страны, в благополучии тех же самых людей. Так я это понимаю. Иначе, если ты не любишь свою землю, если ты на ней живешь, и у тебя тут нет ничего святого… Тогда это просто не гражданин Украины, это человек, который наверное случайно родился и случайно живет, ему все равно, где жить. Возможно, он запросто может жить в любой стране, и не быть и там патриотом, но искать, где ему лучше, где у него будет больше денег. Пусть заработок у него честный, но я считаю, что такие люди в основном бывают для государства… притом, что может беда их погнала куда-то на Запад или на Восток на заработки… Которые уже и гражданство приняли во многих странах, и отсюда уехали навсегда. Для меня непонятны эти люди. Я понимаю еще тех, которые для спасения своих детей, чтобы им лучше жилось, чтобы построить какое-то жилье, поехали туда подзаработать, а потом вернуться... Мало того, набрались там опыта, посмотрели, как там люди живут, внедрили что-то у себя… Я это на сегодняшний день приветствую - в той ситуации, в которой оказалось наше государство, наши люди. А эти, которые уехали и уже не хотят возвращаться, наверное, и не нужны Украине. От них чего-то хорошего ждать не будешь. Они проживают биологическую свою жизнь, и хотят прожить ее как можно лучше - больше их ничего не волнует. Ну вот так, в принципе. Если у вас еще есть вопросы в этом направлении, пожалуйста, я могу ответить.

Журналист: Да, у нас еще есть такой вопрос. Наша страна через несколько десятков лет, когда ваши правнуки будут уже взрослые, какую бы Украину вы бы им пожелали?

Анатолий: Это мечта, страна-мечта, безусловно. Но мечты сбываются всегда, если к ним прикладывать усилия: открыто, честно, правдиво жить и делать все для того, чтобы эта страна изменилась. Хотел бы, чтобы мои дети, внуки и правнуки жили в таком государстве, где действительно есть свобода, где можно реализовать себя как личность. Где никто не будет указывать тебе, как жить, а жить по совести, по своим способностям, по своим желаниям. Хотелось бы, чтобы мы, пенсионеры, получали такие пенсии, чтобы они могли, проработав всю свою жизнь, хотя бы в старости попутешествовать, посмотреть мир. Чтоб они делали это с легкостью, чтобы они могли не думать о том, что завтра, каким образом выжить. Чтобы у них были какие-то запасы и финансовые, и государство чтоб было соответствующее. Оплачивало этой пенсионный возраст. Чтобы у нас заботились о детях, особенно - о сиротах, особенно - об инвалидах. Тогда эти дети будут чувствовать себя в обществе, при всех своих физических или других недостатках, абсолютными гражданами этого государства, которое о них заботится, и которому они отдают все свое умение и свой талант, опять-таки, на благо этого государства, на благо таких же людей. Когда это будет страна одинаковых возможностей для всех - то будет нормальная прекрасная страна. Так я себе ее представляю.

Журналист: Как по-вашему, за последние 18 лет с момента провозглашения независимости в 1991 году наша страна двигалась в том направлении, которое вы только что описали, или наоборот?

Анатолий: Это очень интересный, и даже больной вопрос. Понимаете, я имел отношение ко многим событиям, которые происходили в Украине, начиная со времен Руха (Движения). И никогда не думалось, что страна начнет так топтаться на месте, возвращаться назад, чуть продвигаться вперед. Но в принципе, за это время уже можно было бы достигнуть очень многого. Тем более, что у Украины был огромный (когда распалась империя)огромный потенциал. И ресурсы: и человеческие ресурсы, экономические - к сожалению, все это потеряно. К сожалению, эту страну разворовали - прямо сказать. На примере нашего кабельного завода, который был единственным в тогдашнем Союзе. Огромный завод, который обеспечивал весь Советский Союз - он был единственный. И его в свое время, в начале 90-х годов, продали по цене нескольких аквариумных жестянок, которые были когда-то в кафе. Со всеми фондами, со всем промышленным потенциалом - я уж не знаю, как так может быть. Наш завод второй электронный, где весь двор был забит станками, импортными. Склады... Я был на этих складах, и там все, что хотелось, было. Не было проблем. Я был художником, мне приходилось и из металла что-то делать, на том заводе можно было все найти. Сейчас там некуда крысам прятаться, он фактически разрушен. Нет ничего, но все это куда-то делось, делись куда-то эти станки, делось все оборудование, которое там было. Все это куда-то продали. Да куда продали, все это за границу пошло, их толкали почти за бесценок.

Анатолий: В свое время я вначале 90-х годов был на таможне в Ужгороде, там учились мои дети и я когда их проведывал, смотрел, что там происходит. Помню, такие слухи были, что там стоят очереди на таможне - вывозят все за границу. Я действительно... Там таможня рядом, можно сказать, в черте города... Я побывал на этой таможне, я ужаснулся. В три ряда стояли машины, и таможня не успевала, как говорят, печати ставить, что проезд разрешен. И я так просто к ним подошел и говорю: как там можно, как вы позволяете это все вывозить, это же наше богатство, собственность всех людей Украины. Они говорят: а мы что сделаем? Он пришел, показал документ с подписью министра, замминистра, каких-то менее важных лиц. Где если их подпись, мы обязаны пропускать. А что у нас, вы, говорят, пойдите в Чоп посмотрите - там эшелонами вывозят. И это вывозили годами. Что уж говорить про сегодняшний день, когда вся промышленность упала - почти вся. Когда приватизированы заводы, и за период независимости Украины ничего нового на этих заводах не произошло. Никаких новых технологий, ничего, они все работают по-старому, эти технологии устарели, они дорогие, энергозатратные. Вложить надо больше, чем получишь. Нужно сегодня буквально делать так, чтобы приоритеты развития - на чем Украина может быстро подняться на ноги, какую промышленность поднимать. И очень хорошо сегодня, что поднимается самолетостроение, даже некоторые небольшие предприятия...

Анатолий: Как-то по телевизору рассказывали, что в Ялте небольшое предприятие, которое делает яхты, и делает их за рубеж. Тогда как огромный завод в Николаеве стоит, где огромный потенциал и рабочей силы, и интеллектуальной силы. А тут, видите, разумные люди - начали с маленького и делают уже теперь сегодня яхты, которые закупает Америка. Значит, есть люди, которые могут делать. Значит, нужно, чтобы государство им не мешало, чтоб таких людей, наоборот, поддерживала. Освобождала от налогов на какой-то период, чтобы она поднялась на ноги. А у нас что? Только человек немножко поднялся - его налогами задавили. Второе: чтоб не платить эти налоги, платят в конвертах зарплату - на ведомости одна цифра, а в конверте доплачивают. А это уже говорит о том, что человек, который там работает, работает 10 лет или 5 , за этот период попадет в пенсию ему, простите, как слезы.

Анатолий: Нужно наводить порядок в стране, и наводить буквально, несмотря на то, что это может быть тяжело для населения, для людей. Нужно вводить жесткие реформы, реформировать все, начиная с самой власти, судебной власти, прокуратуры. Потому что у нас, как это говорят по-русски, "беспредел" - украинского слова даже такого нет. Кругом и повсюду, и начиная с сельских советов, где на сегодняшний день человек, который принадлежит к наиболее сильной партии - что хочет, то и творит. Так же милиция - что хочет, то и делает. Я знаю много таких случаев, где ни за что бьют людей. Могут уничтожить человека за то, что он не сделал чего-то, чего хотело руководство. Поэтому трудно сегодня в этой стране чего-то добиться, но хочется верить, что все равно, рано или поздно, страна будет направлена на правильную дорогу. Потому что так вечно быть не может.

Анатолий: И этот подъем, который был в 2004 на Майдане в Киеве - оно может дойти до того, что поднимется вся Украина. И выкинуть таких президентов, которые ею управляют, и другие структуры власти, которые есть сегодня. В принципе, нужна совсем другая концепция власти и по-другому страной надо управлять. А люди должны смотреть, кого они к власти выбирают, и чтобы не за деньги, заплаченные им, голосовали за того или иного кандидата. А думали... И думали не только о сегодняшнем дне, но и о завтрашнем, как будут жить их дети и их внуки. Хочется, чтобы все по возможности поступали честно и по совести - тогда будет действительно более-менее нормальная власть. У нас будет президент, который действительно будет заботиться о государстве. Не знаю, хочется увидеть хотя бы движение в этом направлении. Так как я уже человек в возрасте, но очень бы хотелось, чтобы мои дети жили, а тем более - внуки, правнуки… У меня уже есть правнук Данилко, которому уже полгода. Хотелось бы быть спокойным, что они будут жить в цивилизованной, нормальной, процветающей стране. У которой очень хорошее название - Украина, Ну, в общем-то и все, что я могу сказать.

Журналист: Большое спасибо за ваше мнение.

Анатолий: Пожалуйста.

Комментарии